Главная / О нас / СМИ о нас / Юозас Будрайтис: «Отрицательные роли увлекательнее»

Юозас Будрайтис: «Отрицательные роли увлекательнее»

29 октября известный литовский и советский актер театра и кино Юозас Будрайтис посетил Гродно. В кинотеатре «Красная звезда» он открыл свою фотовыставку «Мое кино. 1970-1990-е гг.». После этого поприсутствовал на премьере фильма «Белые Росы. Возвращение», в котором сыграл главную роль. Перед показом киноленты состоялась встреча выдающегося актера и творческой группы со зрителями. Уделил Будрайтис немного времени и журналистам.

 

Все роли – друзья

– В новом фильме вы играли старшего из трех сыновей Ходосов, которых мы помним по культовой киноленте. Андрей Ходос – какой он?

– Я играл человека, который от меня не отличается. Во многом и сам являюсь таким, мои некоторые принципы там видны. Я отстаиваю свою идею, свое понимание человечности и передал это Ходосу.

– Какой из сыгранных ролей вы наиболее гордитесь?

– Нет таких. Они все мои друзья, мои каждодневные подъемы на площадку, возвращение с нее, ночные съемки. Нежелание сниматься или трудности при съемках – это процесс, это всё мое. Название меняется, но суть одна во всех фильмах. Отбросить или выпятить какую-нибудь одну картину я не берусь. Конечно, можно отследить какой-то этапный фильм, который так или иначе повлиял. Такие были моменты, но это уже теория кино.

– Сколько ролей в кино за вашими плечами?

– Сколько фильмов, столько и ролей. Я не считал.

– Я считала, вернее, читала, – 114.

– В некоторых фильмах приходилось играть по две роли. Скажем, братьев-близнецов. Выходит, ролей больше, чем фильмов. Если кинолент 114, то ролей, наверное, 120.

– Может быть, какую-то роль еще не сыграли, но очень хотели бы?

– У меня никогда не было мечты сыграть определенную роль. Было желание создать что-нибудь хорошее, интересное. А мечты сыграть Гамлета, допустим, или Ричарда II,  я не вынашивал. Поэтому, может быть, у меня и не было разочарования, что  не осуществил какую-то мечту.

«Мечтаю попасть в рай»

– Кстати, о чем вы сейчас мечтаете?

– Мечтаю всё время с утра до ночи, но не могу сказать, о чем. Иду куда-то и мечтаю. Одна какая-то мечта для меня неуловима. Она постоянно с нами и наша неотъемлемая часть. А если в большом понимании: не попасть в преисподнюю – лучше в рай.

– Вы играете в театре? Что он для вас?

– Я играю моноспектакль «Последняя лента Крэппа» по Сэмюэлю Беккету. И еще две роли в Национальном драматическом театре Литвы. Театр для меня – это разнообразие.

– Вы – многогранная личность. Работали атташе по культуре Посольства Литвы в Российской Федерации, как чувствовали себя в этой роли?

– Каждая роль, которую я играю, мне по душе. И эта тоже, но я ее оставил, так как ничто не может длиться вечно. Жизнь одна, она не однобока.

– Какими качествами, по-вашему, должен обладать актер?

– Тут какого-то рецепта нет. Если человек думающий, мечтающий, чувствительный – он может найти в себе актерские качества. Но, конечно, есть моменты, которым научиться нельзя. Они подарены природой. Если не раскрылись сразу, раскроются потом. Но, в общем-то, актером может быть любой человек, особенно в кино. Если он фотогеничный, думающий. Он должен иметь критическое отношение ко всему, что происходит, быть склонным к анализу. В кино есть искренность перед объективом. Если человеку природа дарит глаза определенные, которые хорошо читаются на экране, он будет отражать свой внутренний мир через них. И зритель в глазах что-то прочитает. Научиться такому взгляду невозможно: он или есть, или его нет. Если он есть, можно оправдать всё. В школе кино могут научить пластике, поставить голос, но уметь смотреть и выражать свой мир через взгляд, уметь слушать говорящего и думать об этом – этому уже никто не может научить.

Шансы героев

– Актер может сыграть любую роль?

– Да. Только вопрос в другом: насколько будет убедителен. Если профессионал, постарается войти в образ. Но сколько будет в этом удовольствия и ему самому, и смотрящему на него – трудно сказать.

– Актеру легче играть положительных героев или отрицательных?

– Отрицательные, наверное, увлекательнее, потому что в них всегда есть больше шансов выразиться. У положительного героя – определенные ограничения, у отрицательного их нет. Он может входить в область положительного, и это приветствуется зрителями еще больше, обогащает роль. А в основном до конца может быть отрицательным героем. Поэтому ему легче, проще, интереснее.

– У вас есть любимый фильм?

– Есть, и не один. Мне очень нравится «Эльвира Мадиган» шведского режиссера Бу Видерберга. Прекрасный фильм, любовная история поразительная. И средства выражения очень простые и волнующие. Некоторые фильмы шведского режиссера Бергмана и финнского Каурисмяки нравятся. Робер Брессон тоже замечательный. Почти все фильмы Кассаветиса люблю. Так можно перечислять бесконечно.

– Как относитесь к продолжениям культовых кинолент?

– Какое мое дело, пусть снимают, что хотят. Мне не жалко. Пусть делают ремейки, продолжения первые, вторые, третьи… Это не мешает жизни.

– Что для вас Беларусь?

– Прекрасная земля, которая близка по своему мировосприятию, по отношению к жизни. Люди мне симпатичны, потому что неизбалованные. Только самобытность нужно сохранять. Я не знаю, почему белорусы боятся к белорусскому языку возвращаться. Мне кажется, он красивый. Я слушал, как в театре имени Янки Купалы в Минске играют люди на чистом белорусском языке, он даже красивее русского.

Перспектива